Родные-любимые

Синдром «вечного возвращения»: почему мы стремимся к повторению прежнего опыта?

Татьяна  Белоконская
Почему мы возвращаемся к «бывшему», заводим собаку той же породы, что была у нас в детстве, и боимся поменять прическу? Вопросы из того же ряда, что и в старой песенке: «Куда уходит детство, в какие города? И где найти нам средство, чтоб вновь попасть туда?»
 
Детство среднестатистического человека пахнет детсадовским борщом и школьными булками с повидлом. Маминой заботой и сказками на ночь. Отцовскими наставлениями и многочасовыми рассуждениями на тему «что такое хорошо и что такое плохо?» Бабушкиной гиперопекой («замотайся шарфиком, да покрепче»), эйфорией от первых пятерок и «секретиками» о любви в тетрадках в клеточку.
Синдром «вечного возвращения»: почему мы стремимся к повторению прежнего опыта?
Человеку свойственно мысленно возвращаться в период, когда было хорошо. Или приезжать в место, где когда-то любили и нежили. Воспоминания формируют некий опорный образ, вдохновляющий жить дальше, благодарить за имеющееся и планировать сделать еще лучше.
 Мы склонны тянуться к прошлому не только в формате детства, но и в других его добрых моментах. Мы окунаемся в память о событиях и местах, где чувствовали себя комфортно, живо, радостно, сильно, значимо. Например, в роддом, где родился наш малыш. Женщина, обессиленная многочасовыми схватками и потугами, никогда не забудет первый крик ребенка и объятия. Несмотря на перенесенную боль, мамы периодически вспоминают роды как одно из лучших событий в жизни. Или первая любовь. Или третья. Парень рвал сирень с куста у вашего подъезда и стеснительно преподносил букет. Милее цветов вы в жизни не получали…
 В общем, суть в том, что личность всегда будет поворачивать вспять, ментально или физически, к тем обстоятельствам и компаниям людей, где было радостно. Психологически вполне объяснимая тенденция. Во-первых, человек тянется к удовольствию.

Для мозга нет никакой разницы – переваривать текущий момент чувствования или ощущения прошлого. Он обрабатывает информацию в виде «мне сейчас хорошо», и все тут.

Во-вторых, возвращаясь в прошлое, где было классно, человек уже знает, как будут развиваться события дальше в его жизни. Значит, позитивные воспоминания играют поддерживающую роль в механизмах стабильности и прогнозирования, когда психика уже знает, как будет потом. То есть, событие воспринимается как позитивное еще и потому, что впоследствии не повлекло плохого – человек жив, здоров.  Вот кормила бабушка пюрешкой с мясной подливой, вкусно-то как! Бабушка давно умерла, но запах толченой картохи ощущается до сих пор. Больно переживать уход близкого человека, но ее вклад в округлость детского животика неоценим. Поэтому периодически и сами варим такую же картошку. И останавливаемся у куста сирени, бегло припоминая трепет любви. И бирку храним, отвязанную с ручки новорожденного по приезде домой после выписки.
Синдром «вечного возвращения»: почему мы стремимся к повторению прежнего опыта?
Почему же мозг реагирует именно так? Ну, было хорошо и красиво, но зачем хранить вещи, млеть от цветов и т.д.?
Ключевым в данном случае является вопрос привычности и предсказуемости, следующий из вышеперечисленного. Дело в том, что события и решения влекут за собой последствия. Либо внешние, либо отпечатавшиеся на внутреннем уровне в виде ощущений. Так, сыграв «свадьбу мечты», женщина будет трепетно относиться к свадебным фотографиям, невестам по телевизору или проезжающему свадебному кортежу. Несмотря даже на то, что ее брак мог быть провальным. Торжество-то было люксовым! Отдельные счастливые «отпечатки» памяти, выдернутые из более обширного контекста (например, общего качества семейной жизни), будут влиять сильнее всего остального, что вызовет подсознательное желание повторить опыт.
По этой причине человек всячески стремится мысленно прикоснуться к  чему-то комфортному, несмотря на порой ужасающий контекст. Так, проходя мимо мусорника у дома, барышня без раздумий может подобрать рыжего котенка, опираясь на предыдущий опыт жизни с породистым, любимым, но очень болезненным питомцем, умершим полгода назад. Его лечили лучшие ветеринары, она ночи не спала, выхаживая любимца, но спасти его не удалось. И «рыжесть» бездомного малыша мгновенно возвратила ее в период, когда она, уставшая, приходила с работы и полчаса гладила спину кошаку, успокаивалась и набиралась сил.
Синдром «вечного возвращения»: почему мы стремимся к повторению прежнего опыта?
Это касается и бесконечных возвращений к бывшим мужчинам, подругам, стилям в одежде или деталям внешнего облика. Ведь страх изменить привычное – это тоже бессознательное стремление постоянно возвращаться к приятным ощущениям:
-Ты ходишь с этой прической 20 последних лет!
-И что? Мне нравится!
-Может, изменишь?
-Нет, меня устраивает...
На самом деле, не в прическе дело. А в том, что лучшие годы жизни женщины связаны именно с таким обликом. Коротко стриженой ее любили, ценили, она смеялась и чувствовала себя живой. Отрастить волосы для нее означало бы выйти в «другое» ощущение. А каким оно будет? Безусловно, коррекция длины волос объективно ничего не изменит в общем укладе жизни женщины. Но психологически отдалит или предаст забвению потрясающие чувства, связанные с короткими волосами и настолько дорогие ее сердцу. И возможно, эта прическа ей уже, действительно, не идет, но поменять страшно.
Синдром «вечного возвращения»: почему мы стремимся к повторению прежнего опыта?
Хранить приятное в укромных уголках памяти и объективизировать его в виде тех же предпочтений, что и «тогда», здорово. Но не всегда рационально руководствоваться только ощущениями. Например, такая картинка из жизни. Романтизм бывшего любовника зашкаливал и бил через край. Такого отношения к себе Оленька не помнила ни с одним мужчиной. Цветы, сюрпризы, подарки, внезапные приезды, искренний интерес и участие в жизни женщины. Приятно? Безусловно. Да только романтик наш был глубоко женат и менять устои жизни не планировал, о чем открыто и «романтично» заявил Оленьке. Та обиделась и разорвала отношения. Несмотря на годичную давность этой истории, хранит забытые им когда-то вещи, просматривает их переписку и… продолжает оставаться в уже несуществующих бесперспективных отношениях. Знает, что нужно идти дальше, но он «таааак» к ней относился, что памятные воспоминания перевешивают виднеющуюся перспективу остаться одной.
Какими бы сладкими и волнующими ни были воспоминания, стоит различать степень их деструктивного влияния на личность. Одно дело раз в 10 лет заводить рыжих котиков, другое – обречь себя на безответную любовь, храня имущество бывшего, только потому, что он когда-то хорошо относился к вам. Если ощущается второй вариант, нет ничего правильнее, чем собрать в мешок «пожитки прошлого», отравляющего настоящее и перечеркивающего будущее, и вынести все это в ближайший мусорник! Авось, котика подберете…