Кино без попкорна

Вынести невыносимое: смертельно больные героини в фильмах последних лет

Наталья  Иванческул
За несколько последних лет на экраны вышло немало фильмов, в которых женщины, главные героини, становятся заложницами тяжелых физических или психических заболеваний. Вследствие этого им приходится пройти сложный, болезненный путь внутренней борьбы, и в итоге - приятия или неприятия себя в новых обстоятельствах жизни. Часто болезнь берет верх, и эти истории заканчиваются весьма трагически, но каждая такая история становится примером того, как вынести невыносимое, сохранив свое человеческое достоинство до последней минуты. К таким фильмам можно отнести «Любовь» Михаэля Ханеке, «Ма Ма» Хулио Медема, «Все еще Элис» Ричарда Глатцера и Уоша Уэстморленда, «Ржавчину и кость» Жака Одиара.  
Рак («Ма Ма»), болезнь Альцгеймера («Все еще Элис»), паралич («Любовь») или ампутация конечностей («Ржавчина и кость») - фатальные приговоры, которые разделяют жизнь на «до» и «после», проводят железобетонную черту между «было» и «стало». Большинство людей знает все это не понаслышке, ведь в реальной жизни такое происходит сплошь и рядом. В современном мире болезни - это обычное дело. Более того, болезни молодеют, в особенности рак. Последним сегодня уже никого не удивишь. Можно с уверенностью говорить о том, что на сегодняшний день рак, так же, как СПИД в 90-е, - бич современного общества. 
Вынести невыносимое: смертельно больные героини в фильмах последних лет
Кино, как известно, чаще всего стремится быть аттракцией, по крайней мере, если мы говорим о голливудском кино и популярной ныне массовой истерии под названием «экранизация комиксов» - то есть, о тех фильмах, которые собирают самые большие бокс-офисы. В таких картинах тяжелые злободневные проблемы на повестку дня не выносятся, так как их цель другая - развлечение и эскапизм в чистом виде. Но существует и иное кино: авторское, фестивальное, которое пытается отразить современное общество и его проблемы, и чем правдоподобнее (без пропаганды) и искуснее ему удается это сделать, тем больше уважения, фестивальных наград и зрительской любви оно в итоге получает.
 
Собственно, вышеперечисленные фильмы относятся к последней категории. К примеру, «Любовь» Михаэля Ханеке была удостоена «Золотой пальмовой ветвью» 65-го Каннского фестиваля, за актерскую работу в фильме «Все еще Элис» Джулианна Мур была награждена «Оскаром». В основе этих картин лежит один простой принцип - неприкрашенная действительность. Женщина в болезни: слабая, беспомощная, истеричная, неуверенная в себе, иногда жалкая и ничтожная, но настоящая, жаждущая помощи, понимания и спасения. А спасение как раз не всегда возможно. И эта коллизия раскрывает все душевные ресурсы и самой героини, и ее близких, и тех, кто оказывается помимо воли вовлечен в это испытание. 
Вынести невыносимое: смертельно больные героини в фильмах последних лет
В «Любви» Ханеке главная героиня, пожилая женщина Анна (Эммануэль Рива), бывшая преподавательница музыки, после неудачной операции получает частичный паралич тела, а потом переносит два инсульта. Её муж Жорж (Жан-Луи Трентиньян) принимает решение не сдавать жену в больницу или в дом престарелых, а самостоятельно заботиться о ней. Но с каждым днем эта забота и жизнь в замкнутом, лишенном воздуха пространстве превращает процесс существования стариков в ежеминутное страдание. Ханеке изображает старость и болезнь в самом, что ни на есть, неприглядном свете. Его героиня, отталкивающая и маразматичная, вместе с тем беспомощна и беззащитна. Она одновременно раздражает зрителя и пробуждает в нем сочувствие и жалость. Ее состояние становится последним испытанием для их с мужем любви, и в итоге побеждает любовь, хотя и принимает она облик смерти.  
 
Героиня Джулианы Мур в фильме «Все еще Элис» проходит через похожую жизненную ситуацию. Правда, Элис, в отличие от Анны, не прикована к постели, а страдает от болезни Альцгеймера, что, может быть, в её случае еще хуже. Элис - зрелая, красивая женщина в полном расцвете сил, мать троих детей, преподаватель университета, у которой еще многое впереди, но ошеломляющй диагноз ставит крест на её счастливой, а главное, осознанной жизни. Когда болезнь начинает прогрессировать, Элис постепенно теряет связь с окружающим миром, со своей семьей и, наконец, с собой. Лишь видео, адресованное себе самой из прошлого, отдаленно напоминает женщину, которой она когда-то была. Болезнь превращает героиню Джулианы Мур в хаотичного, дезориентированного человека, чье сознание блуждает в темноте и не может найти путь к свету, но, пытаясь преодолеть непреодолимое, Элис по-новому раскрывается в своей подлинной душевной красоте и силе своей любви к близким.
Вынести невыносимое: смертельно больные героини в фильмах последних лет
Героиня Пенелопы Крус в фильме Хулио Медема «Ма Ма», наоборот, подвергается серьезным физическим испытаниям, которые становятся для нее не столько приговором, сколько стимулом успеть воплотить в жизнь самую заветную мечту. Не сумев преодолеть рак и выиграть войну со смертью, Магда все же покидает этот мир победительницей. Ведь она оставляет после себя миру новую жизнь - свою новорожденную дочь. Медем так же, как и Ханеке, не стремится приукрасить действительность. Его героиня проходит все стадии физической трансформации, которой в реальной жизни подвергаются люди, больные раком. Сперва Магде вырезают грудь, и Медем в открытую демонстрирует это зрителю, потом, после огромного количества курсов химиотерапии, у героини начинают выпадать волосы, со временем она становится полностью лысой, после этого меняется её общий внешний вид. Из здорового, жизнерадостного человека, которым Магда предстает перед зрителем в начале фильма, героиня Пенелопы превращается в бледную тень женщины, которой она когда-то была.  
Вынести невыносимое: смертельно больные героини в фильмах последних лет
Героиня Марион Котийяр в фильме «Ржавчина и кость», которая по сюжету работает дрессировщицей касаток, после жуткого события на работе теряет обе ноги. После полученных увечий у Стефани развивается сильная психологическая травма. На пути к исцелению героиня преоходит очень болезненный процесс реабилитации, во время которого она учится воспринимать себя другой, борется со своими внутренними демонами, а также реанимирует веру в возможность нормальной жизни. Жак Одиар, как и его коллеги по цеху, не ищет для своей героини легких путей. Стефани учится заново справляться с домашним бытом, взаимодействовать с людьми, получать от жизни удовольствие. Этот путь оказывается довольно сложным и не всегда жизнеутверждающим и мотивирующим для зрителя, но такое кино дает опыт боли, которая закаляет. 
Вынести невыносимое: смертельно больные героини в фильмах последних лет
Травмированных болезнями и превратностями судьбы женщин, которых в последние годы в большом количестве вывели на экран эти и другие режиссеры, сложно назвать героинями в классическом смысле. Это обычные женщины, которых мы каждый день встречаем на улице, в кафе, в метро. Просто на них в какой-то момент свалилась тяжёлая или вовсе непосильная ноша в виде страшной болезни или обстоятельств, под грузом которых тяжело сохранять человеческое лицо. А ведь этот рок может постичь любую из нас. Важно, что режиссеры, которые говорят на эти темы, не делают из своих героинь марионеток, не развивают сценарий по направлению к хэппи-энду, поскольку кино - это не инструкция по применению, и уж тем более в случае, когда дело касается болезни. Ведь после ампутации конечностей еще можно как-то заставить себя жить, но как преодолеть четвертую стадию рака или болезнь Альцгеймера?  Как оставаться женственной и привлекательной, когда тебя сьедает болезнь? Никак. Это невозможно ни в жизни, ни в кино. Важно, что в последнее время кино старается говорить на эти темы и делает это достаточно откровенно. А перестать замалчивать проблему и прятать голову в песок – значит уже одержать победу над своим страхом перед ней.

В эпоху, когда только от рака ежегодно умирает более 8 миллионов человек, именно искусство превращается в рупор и оплот надежды.

Ведь в тот момент, когда острая социальная проблема попадает в фокус самого массового из искусств и порождает волну высказываний на важную тему, возникает вера в то, что общими усилиями науки, общества и искусства проблема все же может быть решена, а те, кто уже сейчас страдает, не оставлены один на один со своей болью.